Виктор Шмаков (viktor_ch) wrote,
Виктор Шмаков
viktor_ch

Сорокина вспомнил, Норму

Оригинал взят у avmalgin в Полиция отправляется в Интернет
«Принимая во внимание тот факт, что большинство молодых ребят активно используют интернет в качестве средства общения, одной из основных наших задач является борьба с деятельностью экстремистских групп в глобальной сети», — заявил Колокольцев.

В этой связи он предложил проект федерального закона, предусматривающего уголовную ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности с использованием интернет-пространства.

Он напомнил, что «события «народного схода» в столичном районе Бирюлево Западное, когда желание людей выразить свое сочувствие семье погибшего и недовольство местными властями были использованы отдельными провокаторами для попыток совершения хулиганских действий, являются наглядным примером».


ОТСЮДА

Да, во всех их бедах виноват интернет. Хунта давно пришла к этому выводу. Прижать интернет - и все проблемы сразу решатся. Это же ясно.






     Вместо шипящей ароматной струи из пульверизатора, пузырясь, закапал одеколон.
     — Засорился, ведь вот... — Прохоров сжимал резиновую грушу, но ничего не менялось. Одеколон капал на пол.
     Прохоров вывинтил пульверизатор из пузырька, подул в изогнутый наконечник. Воздух проходил с трудом. Выдутый одеколон потек по руке. Найдя в комоде иголку, Прохоров поковырял ей в головке и снова подул:
     — Вот и лучше...
     Он ввинтил пульверизатор, покачал грушу. Прохладная струя с шипением вырвалась из головки.
     — Порядок в танковых частях.
     Прохоров задернул шторы. В комнате стало сумрачно. Притворив дверь, он снял с комода зеленый баллончик аэрозоля "Хвоинка" и стал распылять над столом. Когда терпкий запах хвои заполнил комнату, Прохоров достал из кармана два ватных тампона, засунул в обе ноздри, включил телевизор и сел за стол. На нем стояла перевернутая кверху дном кастрюля. Прохоров приподнял ее. Под кастрюлей на блюдце лежал пакет с нормой и ножницы.
     Экран из серого стал голубым, зазвучала эстрадная музыка. Эквилибристы в блестящих костюмах раскачивались на трапециях.
     Прохоров разрезал пакет, вытряхнул норму на блюдце и стал опрыскивать ее из пульверизатора до тех пор, пока одеколон не скопился под ней желтоватой лужицей.
     Эквилибристы перелетали с одной трапеции на другую, кувыркались в воздухе.
     Отложив пульверизатор, Прохоров вытащил из нагрудного кармана пакетик с молотым перцем и тщательно поперчил норму. Потом схватил ее и, стараясь не глядеть, стал откусывать и глотать, не жуя.
     Эквилибристы быстро спустились вниз, сделали синхронный кульбит и раскланялись, подняв правую руку.
     Прохоров схватил пульверизатор, направил в набитый нормой рот, сжал грушу. Струя зашипела, холодя зубы.
     На арену вышел клоун, театрально раскланялся. Из штанины его выскочила крохотная болонка, с лаем побежала по кругу. Клоун бросился за ней, споткнулся и упал.
     Прохоров проглотил, попрыскал остатки нормы и запихнул в рот.
     Болонка подбежала к лежащему клоуну и, вспрыгнув ему на голову, поднялась на задние лапки.
     Прохоров проглотил остатки, быстро отвернул пульверизатор и, запрокинувшись, отпил из пузырька.
     Болонка завыла, сидя на клоуне. Зал засмеялся.
     Прохоров поставил пузырек на стол:
     — Охооооо... хох... проехали... хт...
     Он вытер ладонью обоженный рот, вытащил тампоны из носа, положи на блюде.
     Собачка продолжала выть, зал смеялся. Клоун приподнял полосатый зад и осторожно пополз за кулисы.
     — Очень смешно... — буркнул Прохоров, комкая пакет из-под нормы, — усраться можно от вашего юмора...
     Тампоны набухли одеколоном, плавающие в лужице крупинки перца медленно стягивались к ним.
     С ноги клоуна соскочил ботинок. Клоун высунулся из-за кулис протянул руку. Ботинок взвился и исчез под куполом цирка.
     
     
     — Третья группа продолжает рисовать, вторая встает и идет на горшочки! — Людмила Львовна подошла к низеньким столикам, за которыми сидели дети, хлопнула в ладоши. — Раз, два! Ну-ка все дружно отложили карандаши и встали! Раз, два!
     Дети стали нехотя вставать.
     — Ну-ка быстро! Маша, я кому говорю! Успеете еще порисовать. Андрей! Это что такое! Встали, пошли за мной! Не бежать! Идти шагом.
     Девятнадцать пестро одетых девочек и мальчиков двинулись за Людмилой Львовной.
     Вышли в коридор, стали подниматься по лестнице на второй этаж. Людмила Львовна поднималась первой:
     — Не обгонять друг друга. Идти спокойно. Шуметь не надо.
     Ее голос громко звучал в лестничном пролете.
     Топоча ножками, дети поднимались наверх.
     На втором этаже, обогнув оставленные малярами стремянки, прошли свежевыкрашенным коридором. Возле двери с забрызганной краской табличкой "ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН!" Людмила Львовна остановилась:
     — Разобраться по парам. Не шуметь! Постников! Сколько раз можно говорить!
     Отстань от нее!
     Дверь отворилась, вышла нянечка, вытирая руки тряпкой.
     — Ну, как? — повернулась к ней Людмила Львовна.
     — Готово, — улыбнулась нянечка.
     — Проходите, не толпитесь. И по порядку на горшочки.
     Дети стали входить в комнату. Она была не очень большой с двумя зашторенными окнами. Вдоль стены на узком деревянном помосте стояли двадцать белых пронумерованных горшков.
     — Это какая, вторая? — спросила нянечка, пропуская детей и протянутой рукой касаясь их головок.
     — Вторая, — Людмила Львовна вошла и встала напротив помоста. — Садимся спокойно, не мешаем друг другу. Андрей! Сколько раз тебя одергивать?
     Дети, спустив штаны, расселись по горшочкам.
     — А что, не все? — нянечка махнула тряпкой на пустующий горшок.
     — Шацкого нет.
     Людмила Львовна прислонилась к стене.
     Нянечка отжала тряпку над ведром и положила на подоконник.
     — Штанишки на коленках. Ниже не спускаем. Не толкаем соседей! Света? Кто не покакает, тот рисовать не пойдет!
     — А я не хочу.
     — И я, Людмил Львовн.
     — Посидите, посидите. Захочется. Не толкаемся, кому говорю? Кто покакал, тот встает.
     Дети смолкли. Некоторые начали кряхтеть.
     Через несколько минут трое поднялись, подтянули штаны и сошли с помоста. Потом встала девочка, придерживая юбку зубами, натянула трусики.
     — Кто покакал, тот не шумит и спускается в зал. Не шумит и не задерживается,
     Рубцова!
     Девочка скрылась за дверью. Встали еще несколько детей.
     — Так, Алексеев не покакал, он садится снова, — Людмила Львовна подошла и усадила улыбающегося Алексеева. — Пашенко Наташа, ты еще не хочешь посидеть? Ну, что это за крошка, куда это годится?
     Пашенко мотала головой, натягивала колготки:
     — Я не могу, Людмила Львовна.
     — Ну, беги, ладно. Алексеев, не болтай ногами!
     Нянечка унесла ведро.
     — Людмила Львовна, а я только пописал.
     — Теперь покакай.
     — А я не могу. Не могу писать и какать. Я или пописаю или покакаю.
     — Не выдумывай. Сиди.
     — А я все равно не покакаю.
     — А ты постарайся.
     Встали четверо.
     — Тебя что, прослабило? — Людмила Львовна заглянула в горшок Фокина.
     — Неа.
     — Чего — неа? Вон, понос, жидко совсем. Иди. Руки надо мыть перед едой.
     Фокин разбирал запутавшиеся помочи.
     — Господи, перекрутил-то! — вошедшая нянечка стала помогать ему. На горшках остались шестеро.
     — Ну как, Алексеев?
     Алексеев молча теребил сбившиеся на колени трусы. Одна из девочек громко кряхтела, уставившись расширенными глазами в потолок.
     Бритоголовый мальчик громко выпустил газы. Людмила Львовна улыбнулась
     — Вот, Алексеев, бери пример с Купченко!
     Две девочки встали. Потом встал бритоголовый, потом еще один. Сосед Алексеева тужился, сцепив перед собой руки.
     Людмила Львовна достала из кармана халата часы.
     — Самая быстрая группа. Первая, так та сидит, сидит... Гершкович разревется, как всегда... У тебя бак готов?
     — А как же.
     Нянечка открыла шкаф, вытащила большой алюминиевый бак с красной надписью:
     ДЕТСАД № 146 ВНИИМИТ. НОРМАТИВНОЕ СЫРЬЕ
     Сосед Алексеева встал, с болтающимися у колен штанами проковылял с помоста:
     — Я все, Людмила Львовна.
     — Ну, иди.
     Вытянув руку, Алексеев ковырял застежку сандалии.
     — Что, один остался? — улыбнулась нянечка, снимая крышку с бака.
     — А он всегда до последнего сидит.
     Людмила Львовна зевнула, подошла к окну:
     — Алексеев, у тебя мама во Внуково работает?
     — Она инженер.
     — Но во Внуково?
     — А я не знаю. Она билеты проверяет.
     — Ну, так значит во Внуково.
     — А я не знаю.
     — Ничего ты не знаешь.
     Нянечка вынула из шкафа ведро и крышку.
     — Ну, что, не покакал, Алексеев?
     — Так я ж не могу и писать и какать вместе.
     — Тогда сиди.
     Нянечка, придерживая содержимое горшков крышкой, сливала мочу в ведро, а кал вываливала в бак.
     — Кто-то обманул, — Людмила Львовна заглянула в пустой горшок, — кто же сидел здесь... Покревская, наверно.
     — За всеми не усмотришь.
     — Точно. Алексеев! Видишь, что ты мешаешь? Сколько можно ждать?
     — Но я какать не хочу.
     — Не будешь рисовать сегодня.
     — А я и рисовать не хочу.
     Людмила Львовна остановилась перед ним, вздохнула:
     — Вставай.
     С трудом отлепив зад от горшка, Алексеев встал. В горшке желтела моча.
     — Иди. Тошно смотреть на тебя. И чтоб к карандашам не притрагивался! Будешь цветы поливать.
     Алексеев подобрал штаны, глядя на работающую нянечку, стал застеги-ваться.
     Нянечка выплеснула мочу из его горшка в ведро:
     — Так и не выдавил ничего, сердешный.
     Людмила Львовна заглянула в бак:
     — Тогда минут через десять я первую приведу.
     — Ладно.
     Алексеев издали посмотрел в бак и вышел за дверь.
     
Subscribe
promo viktor_ch april 1, 2018 11:49 15
Buy for 20 tokens
Вчера у меня с моим френдом на фейсбуке случился конфликт. Он поместил у себя в блоге пост, собственно, это всего лишь ссылка на страницу сайта "Голос Севастополя". Захожу по ссылке. Страница называется "Анекдот дня", на ней фото какой-то межконтинентальной страшилки вроде той, что в путинских…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment