Виктор Шмаков (viktor_ch) wrote,
Виктор Шмаков
viktor_ch

Падение режима


В качестве эпиграфа.
Встречаются двое из наших условных 14-16%, не виделись какое-то время.
— Как дела?
— Зато Крым наш!




— Есть очень хороший способ сделать так, чтобы крымчане сами снова захотели в Украину – ввести безвизовый режим между Европой и Украиной. Это сразу поставило бы Украину в очень выгодное положение по сравнению с Россией. Но Европа на это, скорее всего, не пойдёт.

— Извините, но это позиция ватников и путинского режима. Это именно они оправдывают «хотением» крымчан и аннексию Крыма, и «теорию бутерброда». Ну, и эту же позицию заняли некоторые наши политические хитрецы, объявляющие себя оппозиционерами, и говорящие, что для российского общества Крым не является, мол, основной проблемой.

— А вы бы что сделали на месте будущего демократического президента России? Как решили бы крымский вопрос?

— Понятно, что разрешить проблему гораздо сложнее, чем её создать. Но не надо лукавить и лицемерить. Надо так и сказать, что присоединение было незаконным, Крым был и должен остаться территорией Украины, по согласованию с украинскими властями будет проведена вся необходимая работа по возвращению полуострова государству Украина. Если же нас действительно волнует судьба русского населения полуострова, мы должны заниматься этим законным путём и законными средствами с законными украинскими властями. Наверное же, есть всевозможные варианты решения подобных вопросов. Путинскому же режиму плевать было на крымчан любой национальности – ему не люди были нужны, а земля, с которой они в Россию приходят. А без полуострова они ему и на фиг не нужны. Собиратель земель хренов... Понятно, что у нас будут проблемы с объяснением этого всего как населению России, так и обманутому путинским режимом населению Крыма. Своему населению мы должны объяснить, что режим совершил преступление, одно из прочих, последствия которого нам всем необходимо исправлять. Если будем честными и открытыми, народ нас поймёт – не надо считать его хуже нас. Населению Крыма мы должны объяснить то же самое, принести ему извинения от имени российского народа, а страна наша должна будет выплатить населению Крыма компенсацию за этот обман. Вот что говорит Айдер Муждабаев в передаче на Радио Свобода: «...Выиграет в будущем тот политик, который к тому моменту, когда российское общество дозреет до понимания того, что Крым надо вернуть, сможет сказать: я это говорил всегда, я принципиальный человек, я это говорил всегда и не менял свою позицию. И люди это оценят. То есть люди оценивают принципиальных политиков, они не будут оценивать популистов. К тому времени, когда, как я представляю себе российское общество в момент развала нынешней системы, нужны будут как раз люди, которые всегда говорили правду. Одну ложь путинскую сменить на другую ложь не получится. Мне кажется, это сейчас уже понятно, я никакого прагматизма в словах Михаила Борисовича, которого я очень уважаю, не вижу, я вижу проигрыш. Я вижу, что от него как минимум половина потенциальных сторонников отвернулась. Я уверен, что он никого себе не приобрел в сторонники из «крымнашистов», из сторонников Путина, потому что он исходит из неправильной парадигмы, из того, что сейчас нужно говорить о будущем, угождая нынешнему российскому обществу. Нет, ветер должен опережать состояние общества, он должен прогнозировать, как должно меняться общество».

— А если народ не примет эти объяснения?

— Вы от меня чего, собственно, хотите? Чтобы я взялся вас убеждать, что, конечно же, примет, мол? Так и я могу задать вам этот же вопрос: а вы считаете, что не примет? Вот и утверждайте обратное, доказывайте. Мы же не о вероятных вариантах говорим, которые ни вами, ни мной просчитаны и предугаданы быть не могут, а о том, как надо поступать, чтобы не быть такими же лгунами как те, кого мы, вроде как, осуждаем, о том мы говорим, что надо народ отвергать от постоянного и лёгкого принятия лжи, иначе он всегда и будет только податливым быдлом, к чему всякие путины и ведут вполне намеренно, и самим нам надо уходить от пренебрежительного отношения к нему, к народу, что он, мол, лишь только и способен к тому, что ложь хавать. Кстати, народ очень чувствителен в этом смысле, и это пренебрежительное отношение к себе чувствует, хотя и не обязательно его полностью осознаёт, и не всегда это осознание публично высказывает, он его в себе держит, копит, а потом неожиданно для лжецов это в народе вдруг и массово наружу выливается.

— Вы бы не стали проводить общероссийский референдум по вопросу возвращения Крыма?

— Нет, конечно. Во-первых, ни у какого государства нет никаких правовых оснований для изменения своих границ в какую-либо сторону без согласия сопредельного государства, независимо от того, каким способом это решение пытаться проводить и оформлять – ни просто путём аннексии, ни путём как бы референдума. Территория Крыма включена в состав РФ незаконным, преступным путём, результаты этого преступления должны быть аннулированы. Всё! Во-вторых. Попробуйте найти юридические нормы в современном законодательстве РФ о том, как можно решить вопрос об отделении от Раши какого-либо её куска, который она теперь своим считает. Вы где-то найдёте, что такой вопрос решается через референдум? Вы, я полагаю, скорее, найдёте совершенно обратное – никакого отделения быть не может в принципе, поскольку даже лишь оглашение такого вопроса является уголовно наказуемым, квалифицируется как призыв к сепаратизму. Разве всё это не так? А теперь скажите: вы действительно считаете, что можно и надо бы как-то так с Крымом разобраться, так всё это дело вести, чтобы он у нас остался?

— Для меня это очень сложный вопрос. Я не знаю. Не вижу на данный момент никаких вариантов разрешения проблемы, совсем никаких...

— Не надо лукавить. Это вы лично для себя не видите никакой возможности отказаться от того, что Крымнаш.

— Я не лукавлю. Лично мне без разницы, кому принадлежит Крым. По мне так хоть завтра отдадут его обратно, абсолютно безразлично.

— Вот именно, что лукавите. Задаёте мне вопрос о референдуме, который всё же мог бы дать шанс на то, чтобы Крым у нас остался, я отвечаю «во-первых» и «во-вторых», что это вопрос нелеп, вы от этой темы разом уходите, больше не поминаете, но опять продолжаете это всё своё, что не видите вариантов решения проблемы Крыма.

— Не вижу вариантов, да. Согласен, что референдум проводить действительно было бы глупо. Но и ваши предложения не представляются мне реалистичными...

— 1. Референдум проводить не просто глупо, его проводить невозможно ни по юридическим основаниям, ни по прочим. А вот говорить о нём – это действительно глупо. 2. Мои предложения не могут быть ни реалистическими, ни нереалистическими. Поскольку они никакими предложениями не являются. Это не предложения, а непреложные принципы, которым мы должны и обязаны следовать.

— Принципы может и непреложные, но практически нереализуемые. Либо реализуемые с очень плохими последствиями.

     — Если в каких-либо ситуациях не следовать верным, непреложным принципам, то тогда вот как раз и есть полная гарантия, что последствия будут плохими если не в ближайшем будущем, то чуть позднее. Это факт! Далее. Вы ведь продолжаете исходить из того, что вопрос о возврате Крыма решается как бы в условиях путинского режима, как вы говорите об этом – «по мне хоть завтра». Но и ставите меня на место будущего демократического президента России, задаёте мне эти вопросы по Крыму. И вот это всё – демократический президент, но в путинской стране – вы собрали в одну кучу. Что бы я сделал, если бы стал Президентом? Скажу не о последовательности действий – это всё должно быть одновременно, а о наиболее важных направлениях. Кстати, заранее, ещё задолго до того, как рухнул каким-то образом режим, эти направления были продуманы мною вместе с моими соратниками, в деталях расписаны, и в предварительном виде во многом уже реализованы.
     1. СМИ. Знающие люди подсказывают мне, что одним из необходимых условий для выхода из авторитаризма является создание общественного телевидения. Найдутся для этого честные, порядочные, профессиональные журналисты, они и сейчас есть.
     2. Расследование всех преступлений режима и его Вождя, начиная с начала 90-х – взрывы домов, убийства журналистов, оппозиционеров и прочих лиц, неугодных режиму, Боинг, Донбасс, Сирия, финансовые преступления и прочее. Собственно, все эти расследования нами уже в довольно-таки полном объёме проведены, оформлены для демонстрации населению в виде видеороликов минут по 40. Их очень много, если по одному показывать, то хватит не на один год. Мы и планируем проводить депутинизацию и профилактику по недопущению повторения подобного путём демонстрации роликов ежедневно в течение многих лет. Но с первых же дней, придя к власти, мы начнём проведение процедуры некоего психологического шока – вместо теперешних соловьёвых и дм.киселёвых ежедневно будем выкладывать самые «гвоздевые» материалы про Михал Иваныча и всю эту банду в максимально возможном для восприятия объёме.
     3. Отменим распоряжение Президента об отказе России участвовать в работе Международного уголовного суда, и, наоборот, обратимся в этот суд с просьбой о помощи в расследовании всех международных преступлений режима, в раскрытии всех их оффшоров и т.д.
     И ряд других направлений, например, с опричниной нашей разобраться. По Крыму же мы, совместно с украинской стороной, распишем некую дорожную карту о порядке возврата полуострова. Процедура деоккупации может занять месяцы – это не страшно. Тут главное, чтобы максимально минимизировать для крымчан все неудобства и какие-либо отрицательные непредвиденные последствия при её проведении.
Tags: общество

Posts from This Journal “общество” Tag

promo viktor_ch november 25, 19:47 46
Buy for 20 tokens
В качестве эпиграфа. Встречаются двое из наших условных 14-16%, не виделись какое-то время. — Как дела? — Зато Крым наш! — Есть очень хороший способ сделать так, чтобы крымчане сами снова захотели в Украину – ввести безвизовый режим между Европой и Украиной. Это сразу поставило бы Украину в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments